МЕНЮ

К вопросу о границе таблицы менделеева

На повестке дня современной науки стоит ряд фундаментальных вопросов: имеет ли окончание Периодическая система элементов Менделеева? Или элементы можно открывать бесконечно долго? Что даёт нам открытие новых элементов? 

В работе на основе эфиродинамической модели атома предложен критерий оценки стабильности тяжелых и сверхтяжелых элементов с учетом “инверсного” нейтрона в структуре ядра атома. Показано, что данный критерий позволяет дать ответы на многие фундаментальные вопросы науки.

Введение. Один из фундаментальных научных вопросов – где находится граница материального мира, или сколько элементов может вместить таблица Менделеева? [1]

Полтора века назад, когда Д. И. Менделеев открыл Периодический закон, было известно только 63 элемента. Упорядоченные в таблицу, они легко раскладывались по периодам, каждый из которых открывается активными щелочными металлами и заканчивается (как выяснилось позже) инертными благородными газами. С тех пор таблица Менделеева увеличилась почти вдвое, и с каждым расширением Периодический закон подтверждался снова и снова. [2]

Современные версии Периодической таблицы организованы таким образом, что элементы расположены в порядке возрастания заряда ядра. Чаще всего используются две версии Периодической таблицы. В обоих случаях это прямоугольная таблица из ячеек одинакового размера, расположенных в рядах (называются периодами) и колонках (называются группами). В короткопериодной таблице (Менделеева) d-элементы расположены в две строчки, а в длиннопериодной они расположены в одну строчку в периоде.

Из-за того, что подобное отображение набора элементов встречается чаще всего, все обычно так и визуализируют понятие «химический элемент», представляя себе какую-то таблицу конечного размера. На самом деле она совершенно не обязана быть такой. Нет никакого строгого квантово-механического ограничения на то, какого размера может быть атом и какой может быть заряд у его ядра, поэтому и ограничений на размерность таблицы тоже нет. Теоретически ряд элементов можно продолжать бесконечно, но слово «теоретически» здесь, конечно, является ключевым: научными исследованиями управляет не только интерес к окружающему миру, но и здравый смысл. [3]

Советский (российский)  физик  Г. Н. Флёров изобразил систему элементов в виде символического архипелага, где стабильные элементы окружены морем короткоживущих изотопов, которые, возможно, так никогда и не будут обнаружены. На главном острове архипелага высятся пики наиболее стабильных элементов — Кальция, Олова и Свинца, за проливом Радиоактивности лежит остров Тяжёлых ядер с пиками Урана, Нептуния и Плутония. А ещё дальше должен располагаться таинственный остров Стабильности сверхтяжёлых элементов. [4]

В поисках новых химических элементов ученые давно оставили привычный “материк” школьной Периодической таблицы, прошли радиоактивным полуостровом, пересекли пролив крайне неустойчивых ядер и оказались на долгожданных берегах “острова Стабильности”.

Как только на карте изотопов [5] мы продвигаемся за уран, время жизни ядер резко сокращается. Изотопы трансурановых элементов радиоактивны, они испытывают альфа- или бета-распады. Время жизни ядер уменьшается в логарифмическом масштабе: от урана (92-й элемент) до фермия (элемента с атомным номером 100) стабильность ядер падает на 20 порядков с лишним. На самом деле время жизни ядер уменьшается значительно быстрее. В области 100-го элемента к альфа-распаду добавляется спонтанное деление -четвертый тип радиоактивности. [6]

Вопрос, существуют ли элементы тяжелее урана-92 (23892U — его стабильный изотоп), долгое время оставался открытым, так как в природе они не наблюдались. Считалось, что стабильных элементов с атомным номером больше 180 нет: мощный положительный заряд ядра разрушит внутренние уровни электронов тяжёлого атома. Однако довольно скоро выяснилось, что стабильность элемента определяется устойчивостью его ядра, а не оболочки. Стабильны ядра с чётным числом протонов Z и нейтронов N, среди которых особенно выделяются ядра с так называемым магическим числом протонов или нейтронов — 2, 8, 20, 28, 50, 82, 126 — это, например, олово, свинец. И наиболее стабильны «дважды магические ядра», у которых число и нейтронов, и протонов — магическое, скажем, гелий и кальций. Таков изотоп свинца 208Pb: у него

Z = 82, N = 126. Устойчивость элемента чрезвычайно сильно зависит от соотношения числа протонов и нейтронов в его ядре. Например, свинец со 126-ю нейтронами стабилен, а другой его изотоп, в ядре которого на один нейтрон больше, распадается за три с лишним часа. Но, как отмечал В. Л. Гинзбург, теория предсказывает, что некий элемент Х с числом протонов Z = 114 и нейтронов N = 184, то есть с массовым атомным числом А = Z + N = 298, должен жить примерно 100 миллионов лет.

В результате многолетних экспериментов в лабораториях Германии, России (СССР), США были синтезированы химические элементы, последним из которых стал 118 элемент – оганесон. Сравнение предсказаний теории с экспериментальными данными показало, что для 116-го элемента, согласно теории, с увеличением числа нейтронов в ядре от 166 до 176 время жизни должно было бы возрасти на 5 порядков. Эксперимент дал величину примерно 6 порядков. Для 114-го элемента та же картина: при увеличении числа нейтронов в ядре от 164 до 174 период полураспада возрастает более чем на 6 порядков. Для 112-го элемента избыток в 10 нейтронов также повышает стабильность ядра на 5-6 порядков. Такая же картина характерна для изотопов 110-го элемента. Это хорошее согласие с теорией. Кроме того, эксперимент показывает, что сверхтяжелые нуклиды, имеющие избыток нейтронов, более долгоживущие, чем следует из теории.

Таким образом, время жизни химических элементов, находящихся на вершине «острова стабильности», может составлять миллионы лет. Оно не дотягивает до возраста Земли, исчисляемого в 4.5 млрд. лет. Но если учесть, что в эксперименте мы имеем превышение стабильности над расчетными значениями на отрогах «острова стабильности», то не исключено присутствие сверхтяжелых элементов в нашей планетной системе либо в космических лучах. В космосе могут существовать сверхтяжелые элементы, время жизни которых измеряется миллионами лет.

Работы по отысканию следов сверхтяжёлых частиц с острова стабильности в метеоритах назвали “Проект Олимпия”. В рамках этого проекта получены сведения примерно о шести тысячах ядер с зарядом более 55 и трёх ультратяжёлых ядрах, заряды которых лежат в интервале от 105 до 130. 

Полученные экспериментальные результаты подтверждают реальность существования в природе стабильных сверхтяжёлых элементов, но не указывает их границу. Актуальной становится задача дать теоретическое обоснование границы материального мира.

Теоретические аспекты границы таблицы Менделеева. В 1939 г.в рамках капельной модели ядра Бору Н. и Уилеру Дж. удалось создать теорию ядерного деления. [7] В рамках этой модели предел стабильности ядра  ожидался для элементов с атомными номерами 104-106.

            Решить проблему границы таблицы Менделеева попробовал  Р. Фейнман. [8]

В качестве методологической основы он использовал модель атома Бора-Резерфорда и законы квантовой электродинамики. Как известно, в модели Бора ядро атома окружено облаком электронов, и электроны обращаются вокруг ядра лишь по строго определенным разрешенным орбитам. Скорость электрона в конкретном квантовом состоянии вычисляется по следующей формуле:

v = Zαc/n,                                                                                                               (1)
где Z – заряд атома, соответствующий количеству протонов в ядре атома и, соответственно, количеству электронов, обращающихся вокруг нейтрального атома. Здесь же n – это квантовое состояние электрона, а α — постоянная тонкой структуры, с – скорость света.

Соответственно, чем дальше от ядра находится внешняя электронная оболочка атома, тем выше скорость движущегося по ней электрона. Фейнман вычислил, что при

Z = 137 скорость электрона будет чуть ниже, чем скорость света. Если следовать этой логике, элемент с атомным номером 138 существовать не может; в противном случае, его крайний электрон превысил бы скорость света. Если же учесть конечные размеры ядра, то предел отодвигается еще дальше, к атомным номерам Z=174—176. Однако предел существования атомов наступает заметно раньше из-за нестабильности самого ядра. Изменение соотношения протонов и нейтронов в стабильном ядре ведёт, как известно, к его радиоактивному распаду. Обогащение ядра нейтронами уменьшает энергию связи нейтронов, предел наступает при En=0 (граница существования нейтронно-избыточных ядер). Подобным образом, нулевая энергия связи протонов Ep=0 (протонная граница) определяет предел существования протонно-избыточных ядер. Другая граница связана с максимально возможным числом нуклонов (протонов и нейтронов) в ядре. [9]

В 1962 г. Флеров и Петржак обнаружили у тяжелых ядер, включая уран, еще один период полураспада  — всего 0,3 микросекунды. При двух периодах полураспада надо полагать наличие у ядра двух состояний, из которых происходит деление. Это никоим образом в представление о капле не вписывается. Два состояния могут быть только в том случае, если тело не аморфное, а обладает внутренней структурой.

К концу 60-х годов усилиями многих теоретиков — О. Бором и Б. Мотельсоном (Дания), С. Нильсоном (Швеция), В. М. Струтинским и В. В. Пашкевичем (СССР), Х. Майерсом и В. Святецким (США), А. Собичевским и др. (Польша), В. Грайнером и др. (Германия), Р. Никсом и П. Мёллером (США), Ж. Берже (Франция) и многими другими была создана микроскопическая теория атомных ядер. [10] Новая теория привела все вышеуказанные противоречия в стройную систему физических закономерностей.

Как любая теория, она обладала определённой предсказательной силой, в частности, в предсказании свойств очень тяжёлых, ещё неизвестных ядер. Оказалось что стабилизирующий эффект ядерных оболочек будет работать и за пределами обозначенными капельной моделью ядра (т. е. в области Z >106) образуя т.н. «острова стабильности» вокруг магических чисел Z=108, N=162 и Z=114, N=184.

Нетривиальный вывод теории привел, по существу, к предсказанию гипотетической области стабильности сверхтяжелых элементов, расположенных далеко от тех элементов, которые нам хорошо известны. [11]

Существуют также оценки границы таблицы Менделеева и в областях далеких от физики. В частности интерес представляет результат системного анализа числа элементов таблицы Менделеева на основе общей теории систем Ю. Т. Урманцева, приведенный в работе [12]: 102 элемента. Данный системный анализ не дает обоснование своему результату.

Разнообразие методологических концепций и теорий не дает ответа на поставленные выше вопросы о границе таблицы Менделеева, а на пути их экспериментального подтверждения возникает множество ограничений: по энергии (для обнаружения сверхтяжелых элементов нужны весьма недешевые ускорители), пределу детектирования (атомы новых элементов синтезируются в количестве десятков, а то и единиц), времени жизни определенных изотопов (оно может составлять доли секунды) и так далее.

Эфиродинамическая концепция в отличие от квантовой базируется  на хорошо разработанных законах и теориях классических электро- и газодинамики. Поэтому модели микромира, разработанные в рамках методологии эфиродинамики, отличаются адекватностью и логикой, обладают необходимой полнотой и достаточностью для представления всех процессов в микромире, в частности, в атомной физике.

Эфиродинамическая концепция границы таблицы Менделеева. Модель атома [13] представляет собой определенную совокупность протон-электронных пар (зарядовое число), электроны и джеты которых образуют при вращении атома оболочки, которые формируют электронную структуру, а протоны и нейтроны (тоже протон-электронные пары) формируют ядро. Фигура атома представляет собой самосоприкасающийся тор, образованный вращением внешней протон-электронной пары. Экспериментальным подтверждением данной фигуры  является работа ученых Харьковского физико-технического института [14].

            Особенностью данной модели является представление атома в виде вращающейся системы протон-электронных пар, в которой электрон находится во взаимосвязи и взаимодействии со своим протоном, посредством электрических и магнитных сил, и самостоятельного движения в атоме не имеет. Протоны и нейтроны, представляющие ядро,  находятся в единой сцепке между собой посредством магнитных сил притяжения и расположены в виде плоской геометрической фигуры от ромба (42He) до произвольного ломаного многоугольника, в зависимости от зарядового числа.

            Условия стабильности атомов определяются из принципа минимума энергии и зарядового числа. Косвенными показателями стабильности являются абсолютная симметрия (произвольная прямая проходящая через центр масс ядра является линией симметрии) структуры ядра и радиус атома (или энергия ионизации внешней протон-электронной пары). [15]

Эфиродинамическая модель атома это единственная модель современной физики, которая адекватно описывает структуру атома и его ядра, определяет внутриатомные и ядерные силы взаимодействия структурных элементов атома и их механизм. В рамках этой модели показано, что в атомах и их изотопах, начиная с олова, обязательным элементом структуры ядра является “инверсный” нейтрон, который существенным образом влияет на физико-химические свойства атома и его стабильность.

            “Инверсный” нейтрон обеспечивает сцепку нейтронов  с ядром атома, когда протонов протон-электронных пар уже не достаточно для обеспечения стабильности атома. Магнитная сила “инверсного” нейтрона находится в противофазе такой же силе нейтрона, что позволяет ему компенсировать воздействие нейтрона на электрон (а также электронную оболочку), тем самым увеличивая радиус атома в целом и уменьшая его стабильность. Увеличение радиуса атома приводит к уменьшению энергии ионизации всех протон-электронных пар в атоме. Это означает, что для возбуждения внешних протон-электронных пар достаточно небольших энергий внешних факторов (ед. эВ).

Данный факт может служить некоторым объяснением происхождения и существования ядерных изомеров в природе. Например, самой низкой из известных на данный момент энергией возбуждения ядра является энергия первого возбуждённого состояния в 229Th. Предполагаемое время жизни 229mTh в виде иона составляет более 1 мин., однако в нейтральном состоянии он живёт всего лишь 7 ± 1 мс. Его наиболее правдоподобное значение энергии 7,6±0,5 эВ. [16] Обычно изомерные состояния могут распадаться  посредством бета — и альфа — распадов.

            Как правило, изомерный переход сопровождается излучением фотонов разных энергий, которая может быть использована атомом в процессе, например, альфа распада.

Все тяжелые и сверхтяжелые атомы характеризуются ростом радиуса ядра атома. В асимметричных структурах ядра атома это приводит к увеличению центробежных сил, особенно для протонов и нейтронов, находящихся  на периферии ядра. Энергия изомерного перехода совместно с возросшими центробежными силами способствует  осуществлению альфа распада.

            Таким образом, гипотеза традиционной физики о том, что увеличение числа нейтронов приводит к повышению стабильности атома некорректна. Граница существования таблицы Менделеева определяется соотношением “инверсных” и обычных нейтронов: ñ/n. Для радона-222 — ñ/n = 14/122= 0,1147; резерфордия-267 — ñ/n = 17/146 = =0,1164.  И т. д. приближаясь, ориентировочно,  к ñ/n = 0,12.

            Следует отметить, что присутствие “инверсного” нейтрона в структуре ядра атома делает это ядро протонно-избыточным. Потому все атомы, начиная с радона, у которых наблюдается существенный рост “инверсных” нейтронов подвержены альфа-распаду. Увеличение числа нейтронов в трансурановых атомах автоматически ведет к увеличению “инверсных” нейтронов, что в свою очередь уменьшает стабильность атома, т. е. уменьшает период полураспада. Например, у резерфордия-267  (104) он составляет около 1,3 часов, у рентгения-282 (111) – всего 2,1 минуты, у оганессона-294 (118) исчисляется сотнями микросекунд. У оганесона-294 ñ/n = 14/160 =0,0875 указывает не на его стабильность (см. период полураспада), а на то, что  это протонно-избыточный изотоп, который находится далеко от долины стабильности.   Ожидается, что вершиной стабильности будет оганесон-310 (или рядом). Также прогнозируется, что у оганесон-310 отношение ñ/n ≈ 17/146 =0,167.  При таком отношении ñ/n оганесон-310 существовать не может, ввиду начала мгновенного альфа-распада.

Подобной точки зрения придерживается профессор Зигурд Хофман (Sigurd Hofmann) из GSI — Гельмгольцевского центра исследования тяжелых ионов в Дармштадте (Германия). «Я думаю, что периодическая таблица (элементов) закончится между 120-м и 126-м элементом. За пределами этой области исчезают эффекты оболочек, и атомные ядра не могут больше существовать».[17]

Экспериментальным подтверждением выше изложенного является серия опытов, например, получения элемента оганесона [18]: “Российским и американским ученым из Объединенного института ядерных исследований в Дубне, Ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса и Калифорнийского университета удалось синтезировать новый, сверхтяжелый химический элемент, сообщает The New York Times.

            Элемент 118 просуществовал всего тысячную долю секунды, однако ученые заявили, что его синтез позволяет нащупать «остров стабильности» среди короткоживущих изотопов, которые распадаются уже в течение миллионных и миллиардных долей секунд”.

            Выше было показано, что ограничение на число элементов в таблице Менделеева обусловлено процессом увеличения радиуса орбиты электрона с ростом зарядового числа и, соответственно, ростом скорости электрона. Теоретический предел наступает на 137-138 элементе. Данная гипотеза некорректна, так как она  не учитывает механизма образования радиуса атома и не дает обоснования существующим пределам радиусов атомов элементов таблицы Менделеева.

            Известно, что наименьший радиус имеет атом гелия – 31 пм, а наибольший – атом цезия – 267 пм [19]. Это и есть пределы радиусов атомов, установленные природой, за которые  выйти нельзя по следующим причинам. Согласно эфиродинамической модели наибольший радиус атома определяется как радиус внешней протон-электронной пары. Во многоэлектронных атомах в процессе вращения атома формируются оболочки,  радиусы которых больше или меньше радиуса свободной протон-электронной пары – атома водорода. Радиус каждой из этих оболочек определяется балансом сил – электрических и магнитных внутри протон-электронной пары, магнитных сил отталкивания между оболочками и магнитных сил притяжения, образуемых нейтронами. Поэтому радиус гелия будет меньше радиуса водорода, за счет магнитных сил притяжения нейтронов, которых нет у водорода. Если радиус оболочки оказывается меньше радиуса атома водорода, то магнитная сила отталкивания внутри протон-электронной пары становится больше электрической – притяжения. Это обусловлено тем, что величина магнитной силы, согласно закона Био-Савара-Лапласа обратно пропорциональна кубу, а электрическая, согласно закона Кулона – квадрату расстояния. Под действием магнитных сил притяжения нейтронов оболочки притягиваются к ядру атома, а под действием возросших магнитных сил внутри протон-электронной пары отталкиваются от ядра. Равновесие этих сил формирует электронную структуру атома. Для большинства атомов эта структура выглядит следующим образом – большинство электронных оболочек находится ниже радиуса атома водорода, т. е.  с ростом зарядового числа  самая нижняя оболочка приближается к ядру атома. Это состояние обусловлено ростом числа нейтронов в ядре атома. При этом растет и диаметр ядра. Таким образом, при некотором значении зарядового числа радиус нижней оболочки станет соизмерим с радиусом ядра. Это значение зарядового числа является пределом границы таблицы Менделеева. Линейная экстраполяция по данным для хассия, мейтерния и дармштадтия дает оценку предела для элементов с атомными номерами 180 -190.

Следующим аспектом, существенно влияющим на понятие границы таблицы Менделеева, является нарушение закона периодичности. Еще в 1990-е были поставлены первые эксперименты, показавшие, что резерфордий (104) и дубний (105) проявляют не те свойства, что положены им в соответствии с позициями в периодической системе. Согласно периодическому закону, они должны напоминать по свойствам те элементы, что расположены прямо над ними, соответственно, гафний и тантал. На самом же деле, резерфордий реагирует подобно плутонию, расположенному довольно далеко от него, а дубний – как протактиний. С другой стороны, сиборгий (106) и борий (107) следуют закону, выведенному Менделеевым.

Дальше – больше. Оказывается, рентгений (111) сближается по свойствам с астатом, а не с золотом, а коперниций (112) тяготеет по свойствам к благородным газам, даже сильнее, чем оганессон (118). Вероятно, теннессин (117) по свойствам скорее похож на галлий, а нихоний (113) сравним со щелочными металлами.

В работе [20] отмечено: “Итог 25-летнего «штурма» острова стабильности элементов таков: «Фундаментальные представления современной теории о пределах массы ядер с открытием 114 и 116 элементов получили экспериментальное подтверждение». С помощью квантовой механики теоретически масса ядер рассчитана до 172 элемента, но в этих областях масс проявляются релятивистские эффекты (меняются энергии связи частиц и т. д.). То есть элементы будут «вести себя не так, как предписывает им место в таблице Менделеева», которая, судя по теории, дальше перестает быть периодической”.

            Суть этой проблемы заключается в следующем. Выше было показано, что в качестве критерия стабильности атомов можно применить радиус атомов или величину энергии ионизации. Оба этих параметра, в рамках таблицы Менделеева подчиняются закону периодичности. [21] Радиус характеризует электронную структуру и, соответственно, физико-химические свойства атома. Проведем анализ экспериментальных данных, например, энергии ионизации [22] внешних протон-электронных пар двух периодов таблицы Менделеева:

— Золото (79Au) — 9,22; ртуть (80Hg) – 10,44;  таллий (81Tl) – 6,108; …; радон (86Rn) – 10,74 эВ.

— Лоуренсий (103Lr) – 4,96;  резерфордий (104Rf) – 6,02; …; сиборгий (108Sg) – 7,8; …;

хассий (110Hs) – 7,6 эВ.

            В первом ряду наблюдается равномерный рост энергии ионизации от таллия до радона  с большим разбросом величин, а, соответственно, и радиусов. Во втором ряду – рост хаотический, с небольшим разбросом величин. Данное обстоятельство указывает на то, что закон периодичности нарушен и физико-химические свойства элементов по отношению к верхнему ряду не будут соответствовать месту расположения  в таблице Менделеева.

            Таким образом, современная гонка по синтезу новых элементов таблицы Менделеева приводит к тому, что период полураспада, например, оганесона становится соизмеримым со временем проведения реакции синтеза, а его практическое использование ставится под большим вопросом. Во-вторых, физико-химические свойства вновь открытых элементов не соответствуют своему предназначению. В-третьих, в виду нарушения закона периодичности, начиная с элемента лоуренсия, порядок  заполнения таблицы теряет всякий смысл.

Выводы. Во многих ведущих научных странах мира развернуты работы по поиску новых элементов таблицы Менделеева. Теоретическим обоснованием данных работ является микроскопическая (квантовая) теория атомного ядра, в рамках которой основным аргументом существования сверхтяжелых стабильных элементов являются магические числа.

            В основе эфиродинамической концепции лежит модель атома, построенная на основе классических законов электро- и газодинамики.

Показано, что стабильность тяжелых и сверхтяжелых атомов определяется не количеством нуклонов в ядре, а существованием в ядре “инверсного” нейтрона.

“Инверсный” нейтрон определяет не только верхнюю границу размерности атома, но оказывает существенное влияние на физико-химические свойства элементов и их стабильность.

Предложен критерий стабильности тяжелых элементов в виде отношения числа “инверсных” к числу обычных нейтронов ñ/n. Ожидается, что для элементов имеющих ñ/n>0,12 период полураспада будет соизмерим со временем проведения реакции синтеза нового элемента и их существование будет проблематичным.

Показано, что систематическое нарушение закона периодичности начинается со 103 элемента лоуренсия, что ставит вопрос о необходимости продолжения заполнения таблицы Менделеева.

Литература.

  1. Чумаков В. Сверхтяжелые элементы. В мире науки, 5/6, 2016.
  2. http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=2729f1c4-e9d1-41d0-bef5-f2649f10e5aa&print=1.  За пределами таблицы Менделеева: зачем ищут трансурановые элементы.
  3. https://postnauka.ru/faq/55221 Сорокин И. Существует ли предел количества химических элементов?
  4. Транковский С. Остров Стабильности за пределами таблицы Менделеева. Наука и жизнь. №7, 2012. с. 10-11.
  5. https://www-nds.iaea.org/relnsd/vcharthtml/VChartHTML.html  Интерактивная таблица нуклидов на сайте МАГАТЭ.
  6. Оганесян Ю. Ц. НОВАЯ ОБЛАСТЬ ЯДЕРНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ. ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, том 71, №7, с. 590-599, 2001.
  7. Ишханов Б.С. Радиоактивность: учебное пособие/ Б.С. Ишханов. — Москва: Университетская книга, 2011 – 378 с.
  8. https://habr.com/ru/post/533660/ Тот, кто гасит свет. Фейнманий и глубины таблицы Менделеева.
  9. Оганесян Ю. Ц. СИНТЕЗ И СВОЙСТВА СВЕРХТЯЖЕЛЫХ ЭЛЕМЕНТОВ. Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2012, №2 с. 36-45.
  10. Айзенберг М., Грайнер В.  Микроскопическая теория ядра. — М.: Атомиздат, 1976. — 488 с.
  11. Оганесян Ю. Ц., Дмитриев С. Н. Синтез и исследование свойств сверхтяжелых атомов. Фабрика сверхтяжелых элементов. Усп. хим., 2016, том 85, выпуск 9,

с. 901–916.

  1. Система. Симметрия. Гармония. / [проф. В. С. Тюхтин, Ю. А. Урманцев, к. б. н., биофизик Ю. С. Ларин и др. ; под ред. В. С. Тюхтина, Ю. А. Урманцева]. — Москва : Мысль, 1988. – 318.
  2. http://nauka2000.com/ Лямин В. С., Лямин Д. В. Модель атома на основе эфиродинамической концепции.
  3. https://korrespondent.net/tech/science/969021-sensaciya-v-nauchnom-mire-ukrainskie-uchenye-vpervye-sfotografirovali-atom. Сенсация в научном мире: Украинские ученые впервые сфотографировали атом.
  4. http://nauka2000.com/ Лямин В. С., Лямин Д. В. К вопросу о стабильности атома к распаду.
  5. http://vestnik.spbu.ru/html17/s04/s04v3/01.pdf  Мартынова Н. С., Елисеев С. А., Новиков Ю. Н., Филянин П. Е. НИЗКОЭНЕРГЕТИЧНАЯ ЯДЕРНАЯ ИЗОМЕРИЯ.
  6. https://ria.ru/20090803/179595691.html  Таблица Менделеева может скоро «закончиться» — профессор Зигурд Хофман.
  7. https://lenta.ru/news/2006/10/17/element/  Ученые из России и США получили два атома унуноктия.
  8. https://ru.wikipedia.org/wiki/ Цезий.
  9. http://indubnacity.ru/novosti/nauka/itogi-25-letnego-shturma-ostrova-stabilnosti-elementov-podveli-na-seminare-v-lyar-oiyai-v-dubne Оганесян Ю. Ц. Доклад. Итоги 25-летнего «штурма» острова стабильности элементов подвели на семинаре в ЛЯР ОИЯИ в Дубне.
  10. https://ru.wikipedia.org/wiki/ Периодический закон.
  11. https://physics.nist.gov/PhysRefData/ASD/ionEnergy.html  NIST Atomic Spectra Database Ionization Energies Form.

Лямин В.С. , Лямин Д. В. г. Львов


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд6 звёзд7 звёзд8 звёзд9 звёзд10 звёзд (Еще не оценили)
Загрузка...


Вы можете оставить комментарий к записи