МЕНЮ

Алгоритм формирования нравственной основы человека в философских взглядах Владимира Соловьёва

Введение в проблему.

Распространение нынешних кризисных явлений в среде мирового сообщества обнаруживает одну из наиболее тревожных тенденций современности – существенное изменение нравственных норм общественной жизни планетарного человечества на всех уровнях социальных отношений в сторону их деградации.

Подтверждением сказанному может служить стремительное увеличение числа военных, национальных и межнациональных, религиозных, социальных и иных форм конфликтов, охвативших все континенты планеты, населяемые человеком. Нарушение социальных связей, которые можно считать одним из наиболее важных факторов стабильности жизнедеятельности государства, имеют место практически во всех странах мира.

Конфликтность, в которую вовлечено подавляющее большинство народов планеты, вызывает тревогу ввиду непонимания причин её возникновения и как следствие – появление тревожности связанной с невозможностью изменить ход событий.

Всеохватываемость дезорганизационными процессами планетарного сообщества придаёт им статус глобальных, т.е. таковых, которые одновременно касаются и человечества в целом, и каждого человека в отдельности. Это указывает на необходимость вовлечения в процесс преодоления негативных тенденций глобального кризиса всех участников общественных процессов без исключения.

Предлагаемые нынешней мировой элитой проекты развития человечества ввиду их несостоятельности, а также непонимания последними особенностей нынешнего времени, последствий, глубины происходящего также не в состоянии остановить всё более усиливающуюся дезорганизацию планетарного сообщества. Руководствуясь узкокорпоративными, клановыми и другими частными интересами власть имущие тем самым лишь способствуют ускорению разрушения мировой общественности, его погружению в состояние дикости.

По нашему мнению, главная причина настоящего глобального кризиса кроется в исчерпанности человеческих возможностей прежде всего в области интеллекта (кризис жанра) и непосредственно связана с необходимостью разработки новой парадигмы мышления. Сложившаяся ситуация возникла в результате окончания описательно созерцательной эпохи т.е. завершения полного цикла жизнедеятельности человечества и попадания землян в переходный период, который может быть рассматриваем не только как кризисная зона, но и как подготовительный этап к вступлению в новую – деятельностную эпоху.

Для преодоления нынешнего глобального кризиса современному человечеству необходимо внедрить в общественную практику синтетический способ мышления, который позволит создать условия для дальнейшего прогнозируемого развития мирового сообщества.

Одной из базовых компонент, активно участвующих в развитии мышления человека есть нравственность. Именно нравственность может стать основанием в развитии конструктивных потенций человека.

В контексте сказанного есть необходимость обратиться к теоретическому наследию великого русского космиста Владимира Сергеевича Соловьёва, который на рубеже XIX-XX ст. философски исследовал нравственную основу человека, оставив потомкам значимый материал для продолжения изучения как общественных отношений в целом, так и человека в частности.

Постановка задачи.

Наряду с другими, одной из главных причин нравственного падения современного человека, по нашему мнению, является сам человек, по тем или иным причинам, утративший космическую основу в процессе формирования нравов. Опуская выяснение причин такого падения современника, есть смысл достичь понимания того, что представляет собой человек нравственный, что является в данном контексте его основой т.е. то, что позволяет человеку считать себя и других таковыми? Именно этому вопросу Владимир Соловьёв уделял особое внимание в своих трудах.

Основу нравственности человека, по его представлениям, составляет троичная система компонент человека: стыд, жалость или симпатическое чувство и благоговение или благочестие, которые, взаимодействуя между собой в определённом порядке, формируют его нравственный облик.

Ключевые слова.

Человек, нравственная основа, троичность, системность, алгоритм.

Ход исследования.

В одном из своих фундаментальных трудов: «Оправдание добра. Нравственная философия». Владимир Сергеевич определяет «первичные данные нравственности», которые, при их наличии в человеке, можно считать началом формирования его нравственной основы – нравственным фундаментом зарождающегося человека. К их числу он относит: 1) чувство стыда, 2) жалость или симпатическое чувство и 3) чувство благоговения, или благочестия. [1, с. 51-52]

Стыд.

В соответствии с воззрениями великого мыслителя: «Глубочайший смысл стыда: то, что стыдится человек, в самом психическом акте стыда отделяет себя от того, чего стыдится, – человек, стыдящийся животной природы в её коренном процессе, тем самым доказывает, что он не есть только явление или процесс этой природы, а имеет самостоятельное, сверхживотное значение. – Чувство стыда необъяснимо с точки зрения внешне-утилитарной». <…> «Чувство стыда при своей первичной и коренной связи с фактом половой сферы перехватывает, однако, за пределы и, как выражение формального неодобрения, сопровождает всякое нарушение нравственной нормы во всякой области отношений». [1, с. 51-60]

Справочная литература интерпретирует термин «стыд» как древнее славянское слово, обозначающее чувство сильного смущения, раскаяния от сознания неблаговидности своего поступка; чувство или внутреннее сознание предосудительного, уничиженье, самоосужденье, раскаяние и смиренье, внутренняя исповедь перед совестью. [3, 4]

Комментируя высказывания великого философа в контексте интерпретации термина «Стыд» в справочной литературе следует отметить тот факт, что возникновение чувства стыда возможно при том условии, что человек, в момент, когда испытывает данное чувство, должен быть существенно сложнее того себя в прошлом, которого он стыдится. Это будет свидетельствовать о его росте, усложнении собственной сути, обогащении качественно новым, до определённого момента в нём отсутствующим. Оценка себя в прошлом предполагает, как бы взгляд на себя со стороны, что возможно только при условии собственного развития. Вместе с тем, присвоение нового качества человеком требует расхода собственного ресурса во вне, взамен которого он обнаруживает новое. Внешний мир как бы открывается человеку. Таким образом индивид осуществляет взаимодействие с окружающим миром в процессе его познания.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что люди участвующие в затратных процессах освоения внешней действительности, связанных с отдачей собственного ресурса, например, в трудовой деятельности вообще и познавательной в частности, осознанно или неосознанно, непрестанно развивают в себе чувство стыда, которое, по мере его усложнения, позволяет осуществлять самооценку как постоянно развивающейся системы. Смеем предположить, что с прекращением развивающих потенций, трудовой, познавательной активности, чувство стыда в человеке может притупляться, а в отдельных случаях затухать полностью, что, в свою очередь, ведёт к его деградации, скатыванию к более низкому, животному состоянию, соответственно и к животному способу жизнедеятельности. Если человек развивается под воздействием внешних факторов, то процессы формирования нравственной основы протекают медленно и, наоборот, при осознанном подходе он может существенно ускорить интенсивность своего развития и, вместе с тем, собственной нравственной сути.

В контексте изложенного можно говорить также о том, что наличие в человеке чувства стыда в форме устойчивого внутреннего состояния, играет основополагающую роль в его развитии. Это состояние является начальным этапом формирования нравственного облика человека. По сути, оно создаёт предпосылки для его дальнейшего роста.

Выход за свои пределы предполагает обнаружение огромного разнообразия нового, ранее неведомого человеку, что уже само по себе есть мотивом для продолжения познавательных процессов, а, следовательно, и собственного роста. Ведь стыдясь своего животного состояния в прошлом с позиции настоящего, уже более совершенного состояния, по сравнению с прошлым, человек стремится задумываться о ещё не наступившем будущем, пытается, таким образом, представить себя в будущем без «изъянов», более совершенным, выстраивая тем самым вертикаль своего развития, неизменным условием которой есть уход от хаоса и стремление к порядку.

К подобным выводам в своих размышлениях пришёл и Владимир Соловьёв: «- Осмысливая факт стыда, разум логически выводит из него необходимую, всеобщую и нравственно обязательную норму: стихийная жизнь в человеке должна быть подчинена духовной». [1, с. 52]

Говоря о норме Владимир Сергеевич сводит её к всеобщей категории, т.е. – таковой, которая представляет общественную ценность. Развивая логику мыслителя, можно прийти к выводу о том, что совокупность подобных ценностей, положенная в основу общежития индивидов, может стать регулирующим фактором общественных отношений с учётом всех и каждого.

Исходя из сказанного становится очевидной важность и необходимость наличия стыда в человеке. Именно стыд выступает осмосом (< гр. ösmos толчок) формирования нравственной основы человека. Вместе с тем он не является единственной компонентой, участвующей в процессе формирования нравственной основы человека.

Жалость или симпатическое чувство.

Второй компонентой человеческой природы, в соответствии с представлениями Владимира Сергеевича есть жалость. «Жалость или симпатическое чувство, в котором выражается этическое отношение человека не к низшей природе (как в стыде), а к подобным ему живым существам. Жалость не может быть результатом человеческого прогресса, так как существует и у животных. – Жалость есть индивидуально душевный корень должных социальных отношений. <…> Как стыд выделяет из прочей природы и противупоставляет другим животным, так жалость внутренно связывает его со всем миром животных. <…> Внутренним основанием нравственного отношения к другим существам (не зависимо ни от каких метафизических теорий) может быть только жалость, или сострадание, а не сорадование, или сонаслаждение. – Положительное сочувствие чужому удовольствию заключает в себе одобрение этого удовольствия, которое, однако, может быть и дурным: следовательно, и участие в нём может быть хорошо или дурно, смотря по предмету, само же по себе ни в каком случае не есть основание нравственных отношений (как могущее быть и безнравственным). <…> «Истинная сущность жалости не есть простое отождествление себя и другого, а признание за другим собственного (ему принадлежащего) значения – права на существование и наибольшее благополучие. Эта идея жалости, взятая в своей всеобщности и независимо от субъективных душевных состояний, с нею связанных (т.е. взятая логически, а не психологически), есть правда и справедливость: правда, что и другие существа однородны и подобны мне, и справедливо, чтобы я относился к ним, как к себе». [1, с. 51-54]

Цитируемые высказывания мыслителя прямо указывают на появление жизнедеятельности человека, после его соприкосновения с явлением стыда, более высоких – динамических процессов, связанных с включением в состав представлений человека о мире, особей подобных себе, а также всего многообразия внешних факторов окружающей действительности, что в конечном итоге ведёт к началу осознания индивидом явления общественной жизни.

Условием и первым шагом в направлении развития  нравственной основы человека на этом этапе по меткому замечанию философа-космиста есть «признание за другим собственного (ему принадлежащего) значения права на существование и наибольшее благополучие». – Описанное философом явление иллюстрирует фундаментальное условие развития – наличие многообразия, гиперкомплексной по качеству основы бытия. Появление в сознании индивида образа качественного многообразия стимулирует его к учёту максимального числа составляющих окружающего мира, задавая тем самым импульс к развитию себя в общем и, одновременно, общего в себе.

Рассматривая обозначенные процессы с точки зрения системных методов третьего поколения – Инвариантного Моделирования, базирующегося на теории Гиперкомплексных динамических систем (ГДС) можно говорить о формировании в сознании человека на этом этапе развития мышления элементной основы и появления условий для начала реализации взаимодейственной составляющей. [2] Соединяя элементы в определённые конфигурации человек, таким образом, начинает процесс формирования образов, в том числе образов действия, поведения, которые, в последствии, могут стать основанием его мировоззрения и фундаментом жизнедеятельности. В соответствии со взглядами Владимира Соловьёва жалость «связывает его со всем миром живущих». В свою очередь формирующаяся таким образом система связей, которая, будучи подтверждённой практикой, также может быть положена в основание появления традиции, которая, после её глубинного осознания и при определённых условиях может приобрести в последствии статус нравственной категории.

Подводя итог сказанному появляются основания говорить о том, что возникновение в человеке чувства жалости или сострадания к другому, в процессе развития нравственности, формирует в нём общинные качества, которые позволяют стать ему значимой частью общины, и в конечном итоге –  значимой частью необъятного целого – Космоса.

Осознавая всё многообразие общественной жизни, человек начинает ощущать себя одновременно и частью целого, и целым. – Этот фактор способствует созданию условий устойчивого, гармонического развития и общества, и индивида.

Чувство благоговения, или благочестия.

«Третье нравственное данное человеческой природы – чувство благоговения, или благочестия, выражающее должное отношение человека к высшему началу и составляющее индивидуально-душевный корень религии». [1, с. 52]

В справочной литературе термин «Благоговение» интерпретируется как смесь страха и уважения, смирения и покорности. «Благоговеть» означает страшиться и покоряться, смиряться в ничтожестве своём перед высшим, оказывать безусловное уважение и повиновение. [3, 4]

Особенность рассмотрения данной компоненты, участвующей в формировании нравственности человека, составляет суть проблемы восприятия отношения частного к общему, а также в определении того, с чем приходилось сталкиваться человеку в процессе освоения окружающей действительности в своём максимальном пределе.

В системно-конструктивном контексте внешняя среда, во всей своей полноте и сложности, которую только может охватить человек, всегда была сложнее самого человека, поэтому ввиду своей ограниченности он никогда не мог описать в полном объёме даже то, что созерцал.

Глядя в звёздное небо человек зрил необъятность окружающего его мира испытывая при этом страх перед неведомым. Однако Космос влёк его, манил своей таинственностью, подталкивал к познанию. Необъятность Вселенной вынуждала человека относиться к ней с благоговением и осторожностью.

Изначально человек ощущал свою малость в безбрежном космосе, а его необъятность формировала в нём понимание того, что вокруг человека всегда существует нечто не соизмеримо большее, более высокое, более сложное чем он сам. – Перед ним он и благоговел.

Развивая свою общинную суть человек постепенно стал приходить к мысли, что и в человеческом сообществе есть те, кто существенно выше, сложнее его. Так выдающиеся представители общины, её лучшая часть стали служить людям ориентиром в жизнедеятельности. Своими социально значимыми деяниями они заслуживали высокое доверие и уважение в обществе.  Общинный человек перед ними также испытывал чувство благоговения.

Априорное признание человеком того, что что вокруг него существуют объекты, процессы или явления значительно более сложные чем он сам, формирует в нём своеобразный внутренний ограничитель, который охраняет его от самоуничтожения и вместе с тем стимулирует к осознанности жизнедеятельности, формирует ответственность за своё бытие в целом.

Человеческий фактор.

В контексте выше изложенного, а также по причине отсутствия у Владимира Соловьёва явного учёта человеческого фактора, который мог бы завершить всю полноту картины условий, формирующих появления нравственного облика человека есть необходимость дать простейшее представление о самом человеке. В настоящей работе мы будем использовать трактовку модели человека, принятую в ИМ, в соответствии с которой «Человек — это взаимосвязанная совокупность интеллектуальной, эмоциональной и физической составляющих». [8, с. 107-119]

Рис. 2. Простейшая системная модель человека

А1 — интеллектуальная (ментал, ум) составляющая;
А2 — эмоциональная (астрал, душа) составляющая;
А3 — физическая (витал, тело) составляющая человека Н;
S(H) — системная модель человека.

В представленном виде простейшая системная модель человека привносит более глубокое понимание условий появления алгоритма формирования его нравственной основы, описанного Владимиром Соловьёвым. 

Если рассмотреть элементную базу простейшей модели человека с точки зрения функционально предназначения каждого элемента в составе указанной модели, то является очевидным что физическая составляющая выполняет функцию обнаружения объектов, процессов или явлений окружающего мира, достигаемую с помощью сенсорной деятельности человека. [9]

Обработка полученной информации, а также принятие решения осуществляется с помощью интеллектуальной составляющей. Передача же поступаемой в организм информации и полученный в результате её обработки сигнал к действию (обратная связь) происходит посредством эмоциональной составляющей, которая выполняет организационную функцию. [10] В результате устойчивого взаимодействия физической, эмоциональной и интеллектуальной составляющих человек получает способность адаптироваться к внешней среде, а также вести активную, в том числе и преобразовательную деятельность.

Проецируя принципиальную суть взаимодействий элементов модели человека на принципиальную суть взаимодействий модели алгоритма формирования нравственной основы человека находим общую принципиальную основу их функционирования. Её суть эквивалентна по сути минимаксной модели основного алгоритма деятельности – генерационной организационной и исполнительной деятельности. [11, с. 105-111]  

Совокупность описанных выше, представленных модели человека и алгоритма формирования нравственной основы человека в контексте минимаксной модели основного деятельностного алгоритма могут служить иллюстрацией механизма взаимодействия человека с окружающей действительностью, ведущую роль в котором играет мышление человека.

Выводы.

Описанные Владимиром Сергеевичем Соловьёвым явления лежащие в основе формирования мировоззрения человека, взаимодействуя между собой во всей полноте, создают условия необходимые для возникновения нравственности человека. По своей конструктивной сути, пребывая в состоянии одновременного устойчивого взаимодействия между собой стыд, сострадание и благоговение могут быть представлены в виде алгоритмической модели формирования его нравственной основы.

Отобразим модель алгоритма формирования нравственной основы человека в виде графа и представим в следующем виде:

Рис. 1. Системная модель алгоритма формирования нравственной основы человека.

Где:

S(М) – системная модель алгоритма формирования нравственной основы человека в целом;

А1 – Стыд, первый элемент алгоритма;

А2 – Сострадание, второй элемент алгоритма;

А3 – Благоговение, третий элемент алгоритма.

Взаимодействие стыда, сострадания и благоговения в каждом конкретном случае для каждого конкретного человека имеет свои конкретные условия реализации и результаты, проявляемые в виде индивидуальных представлений о поведении человека. В свою очередь, совокупность частных представлений формирует условия достижения концептуально-понятийного единства в социуме, проявляющегося в виде морали – одной из основных форм общественного сознания, в форме совокупности норм и принципов поведения людей по отношению к обществу и другим людям. [5, 6]

Этническая неоднородность мирового сообщества является фундаментальной основой – качественным разнообразием процесса развития нравственных представлений в жизнедеятельности глобального человечества. По сути этнические общины представляют собой условно локальные анклавы, отличающие систему их нравственных представлений от всех других. В глобальном контексте этнические особенности нравственных систем локальных этносов составляют базис для формирования нравственных устоев мирового сообщества, верхний предел которых проявляется в виде наивысших мировых достижений в сфере нравственного развития глобального человечества. Основываясь на сказанном можно говорить о том, что уничтожение этнических особенностей закономерно ведёт к сокращению разнообразия, что, по сути, будет свидетельствать об уничтожении основы развития человечества и сокращении возможностей его развития. Положение о том, что разнообразие есть условие развития было сформулировано ещё в 1992 году на конференции по устойчивому развитию в РИО, проводимой под эгидой ООН, по-прежнему остаётся актуальным до настоящего времени. [7] По мере приближения мирового кризиса к своей пиковой точке его приоритетность с точки зрения стратегического развития человечества представляется максимально значимой.

Выработка общих нравственных концептов для всех без исключения жителей планеты Земля играет чрезвычайно важную роль в процессе достижения планетарным сообществом концептуально понятийного единства. Это, в свою очередь, влияет на устойчивость его развития, формирование и реализацию главной цели развития планетарного сообщества.

В настоящее время, идея создания единого глобального государства – безальтернативный, закономерный и поступательный процесс мирового развития. Проблема её реализации, наряду с другими, главным образом связана с достижением концептуально понятийного единства в среде мировой общественности по отношению к цели и средствам её достижения.

Первым шагом в процессе достижения концептуально понятийного единства во всеземном масштабе может стать запуск процесса разработки новой парадигмы мышления, соответствующей современному уровню сложности процессов, протекающих в настоящее время, активно и пагубно влияющих на жизнедеятельность человечества. Осуществление поставленной задачи может быть реализовано с помощью системных методов третьего поколения – Инвариантного Моделирования (ИМ), базирующихся на теории Гиперкомплексных Динамических Систем (ГДС), автором которых является отечественный учёный, доктор философских наук, академик А.Н. Малюта, а также при использовании накопленного теоретического опыта, сконцентрированного в рамках духовно философского феномена именуемого Русским космизмом, выдающимися представителями которого стали Н. Фёдоров, Н. Бердяев, В. Соловьёв, Э. Циолковский, В. Вернадский и др.   

Придерживаясь логики исследования следует обратить внимание также на то, что освоение норм и принципов поведения в локальных либо глобальном человеческих сообществах происходит неравномерно. Это создаёт условия для появления общественной стратификации. С позиции инвариантного моделирования социальное расслоение является закономерным явлением, которое обеспечивает условия развития мировой общественности. Данная тема может быть рассмотрена в фарватере производной алгоритма формирования нравственной основы человека и подлежит отдельному исследованию. Осуществить её описание в рамках настоящей работы ввиду ёмкостной насыщенности не представляется возможным. Суть общественной стратификации будет рассмотрена автором в следующих исследованиях.

В контексте заявленной темы с уверенностью можно говорить о том, что внедрение в образовательный процесс описанной модели алгоритма формирования нравственной основы человека, может существенно ускорить процесс достижения концептуально-понятийного единства как в локальных, так и в глобальном социуме, что в свою очередь будет способствовать выходу мирового сообщества из затянувшегося всепланетарного кризиса.

Подытоживая исследование также можно утверждать, что процесс формирования нравственности человека непосредственно связан с его вхождением в общественную жизнь. Именно там кроется фундамент качественного роста человека. Общественная среда содержит необходимое многообразие объектов и отношений, которое требуются для его полноценного развития. Общество деятельностно вырабатывает нормы и правила жизнедеятельности, выделяет лучших своих представителей, которые задают направление и темп его роста, активно влияют на оформление стандартов; своими деяниями, собственным примером участвуют в формировании общественного мнения и т.д.

Размышляя о нравственности, на ряду с другими критериями, также следует помнить об учёте категорий верхнего и нижнего пределов развития нравственных отношений общества в целом, которые представлены наивысшими достижениями, с одной стороны, и минимально достаточными нормами жизнедеятельности, с другой. Принимая во внимание социальную стратификацию общества как целостного образования необходимо учитывать и то, что каждый социальный слой (страта) также имеет свой высший и низший пределы нравственного развития. В контексте сказанного можно говорить о степени морального становления того или иного индивида. Шкала, которая может позволить определить уровень нравственного развития каждого отдельного члена сообщества будет располагаться между верхним и нижним пределами развития нравственности общества в целом, не зависимо от его расслоения.

 Описанный Владимиром Соловьёвым компонентный набор формирования нравственной основы человека можно считать алгоритмом, который позволяет формировать общественные правила жизнедеятельности как на индивидуальном, так и на общественном уровнях. Выступая универсалией общественной практики, он может быть применим в различных сферах общественной жизни без ограничений.

Литература.

  1. Соловьёв В.С. Сочинения в 2 т. Т. I /Сост., общ. ред. и вступ. ст. А.Ф. Лосева и А.В. Гулыги; Примеч. С.Л. Кравца и др. – М.: Мысль, 1990. – 892, [2] с., 1 л. портр. – (Филос. Наследие. Т. 110)
  2. Малюта А.Н. Инвариантное моделирование. Ч. 1—3. — Чернигов: Северная звезда, 1999.
  3. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Изд. 3-е, испр. и доп. Под ред. проф. И.А. Бодуэна-Куртенэ. – Т. І. (А-З). – Изд.: «ТОВ М.О. Вольф». – С-Петербург – Москва., 1903.  – 1724 с.; Т. ІІ. (И-О). – Изд.: «ТОВ М.О. Вольф». 1905, – 2030 с.;  Т. ІІІ. (П-Р), – Изд.: «ТОВ М.О. Вольф». – 1907, – 1782 с.;  Т. ІІІ. (С-V). – Изд.: «ТОВ М.О. Вольф».  1909, – 1619 с. 
  4. Г.П. Цыганенко. Этимологический словарь русского языка. Издательство «Радянська школа», Киев, 1970. – 598 с.
  5. Словарь иностранных слов. – 16-е изд., испр. – М.: Рус. яз., 1988. – 624 с.
  6. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов – М.: Сов. Энциклопедия, 1983. – 840 с.
  7. РИО
  8. Малюта А.Н. Инвариантное моделирование: Курс лекций. Часть 2: Введение в практику Инвариантного моделирования. Лекции 11-20. — Чернигов: ЦГИ «Северная звезда», 2010. — 154 с.: ил.
  9. Справочник по инженерной психологии. Под ред. Б.Ф. Ломова. – М.: Машиностроение, 1982. – 368 с., ил.
  10. П.К. Анохин. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы. М.: Издательство «Наука». – 1978. – 400 с.
  11. Малюта А.Н. Особенности реализации основного алгоритма геополитической деятельности // Стратегія економічного розвитку України: Наук. Зб. – Вип. 6 / Відп. Ред. О.П. Степанков. – К.: КНЕУ, 2001. – 484 с.

В.М. Рус-Радаев

Президент философского клуба

«Русский Космос».


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд6 звёзд7 звёзд8 звёзд9 звёзд10 звёзд (Еще не оценили)
Загрузка...


Вы можете оставить комментарий к записи